Возрождение совковой цензуры в УСА.
Или борьба с инако-, неУСА-мыслием.

Речь о беспрецедентном событии, о котором умолчали в официальном информационном сообщении (CML#16822) об итогах XXVI съезда УСА. О том, как на съезде лишили слова приглашенных представителей другой спелеологической организации – ЗУРСГС. О том, как им запретили делать на съезде доклад на тему «Закон о пещерах и спелеологической деятельности: цель, задачи, назначение и содержание» несмотря на предварительное его планирование и согласование с руководством УСА. Для полноты картины считаем необходимым дополнить эти «итоги» съезда УСА и представить случившееся широкой спелеообщественности. А также провести детальный разбор этого, без преувеличения, ЧП в отношениях родственных спелеоорганизаций.

ЗУРСГС (Западно-Украинский Региональный Союз Горизонтальной Спелеологии) совместно с СК «Циклоп» (Львов) и привлеченных юристов с 2012 года реализует проект создания первого в Украине «Закона о пещерах и спелеологической деятельности» (СпелеоЗакон) (см. CML# 13343, CML#16060, CML #16786). О его целях и необходимости для развития спелеологии мы уже неоднократно писали (см. CML#16786). Основная работа над базовым проектом закона завершена в начале 2016г и он был представлен спелеологической общественности (Cпелеозакон).

Мы осознаем, что разработанный нами проект СпелеоЗакона несовершенен. Как законопроект, не имеющий аналогов и прецедентов в спелеологии всего бывшего СССР, он нуждается в серьезной доработке, обкатке и широком обсуждении в спелеологической среде. Наша принципиальная позиция состоит в том, чтобы при формировании государственного нормативного акта максимально учесть позиции всех спелеологов, независимо от их организационной принадлежности. За период 2015-2017г в ознакомлении приняли участие ЗУРСГС, секции и клубы Украины, а также ряд зарубежных спелеологов и организаций.

Поэтому руководством ЗУРСГС и СК «Циклоп» было принято совместное решение предложить УСА ознакомить с проектом СпелеоЗакона участников ее XXVI съезда. Сделать доклад поручалось руководителю проекта Веникову Дмитрию. С этой целью президент ЗУРСГС Борис Максимов обратился с соответствующим предложением к президенту УСА Павлу Купричу. От него было получено полное одобрение и поддержка организации доклада по СпелЗакону на предстоящем съезде УСА, а сам доклад был включен в его программу спелеологических чтений (см. Приложение №1).

Подтверждение включения доклада в программу спелеологических чтений на XXVI съезде УСА было также получено и мной, Вениковым Д., лично от Куприча П. по электронной почте (см. Прилож. №2). Дополнительно, в последующем телефонном разговоре, уже перед самым отъездом на съезд, Куприч лично подтвердил мне, что доклад состоится в согласованное время.

14.10.2017 Максимов Б. и я прибыли к месту проведения съезда и стали дожидаться начала докладов. Неожиданно, вместо начала спелеологических чтений, Куприч объявил собрание президиума УСА и, к нашему немалому удивлению, пригласил на него и нас с Максимовым. При этом не ставя нас в известность – зачем, и не испросив нашего согласия на присутствие на президиуме организации, членами которой мы не являемся. Надо – и все!

Мы подумали, что вот, прямо сейчас, пойдет серьезный разговор и мы услышим от руководства УСА какие-то конкретные предложения о совместном продвижении проекта СпелЗакона. Как же мы, наивные, ошибались!

Все что произошло далее настолько выходит за рамки цивилизованных норм отношений, что потребовалось значительное время, чтобы осознать и дать оценку случившемуся. Произошедшее просто не укладывалось в голове. НАМ ПРОСТО ЗАПРЕТИЛИ ВЫСТУПИТЬ ПЕРЕД УЧАСТНИКАМИ СЪЕЗДА!

Сегодня, когда свобода слова и уважительное отношение к чужому мнению стали привычной нормой, запрет выступления, причем – согласованного, да еще для общественной, а не секретной или закрытой государственной организации, есть проявление дикости. Тем более, запрет доклада нейтрального, который никоим образом не касался критики или обсуждения каких-либо сторон деятельности УСА или ее взаимоотношения с другими спелеоклубами.

Доклад был посвящен исключительно решению проблем, стоящих перед спелеологическим движением в целом, обеспечению перспектив его дальнейшего развития. В первую очередь – вопросам законодательной защиты прав спелеологов на результаты их труда и нормализацию их взаимоотношений с органами государственной и местной власти.
Поэтому, за краткое время доклада предполагалось рассказать только о основных концепциях СпелеоЗакона, зачем, почему и кому он нужен, почему он актуален. Основные тезисы доклада, подготовленные для вывода на экран во время выступления, представлены здесь (см. Прилож. №3).

Как выявилось, все эти вопросы, как и СпелеоЗакон в целом, оказались не просто не нужны и не интересны президиуму УСА, но с его подачи стали вдруг запретной(!) темой для представления участникам съезда.

Собрание началось с того, что, слегка помявшись, представитель УСА как-то невнятно сформировал невразумительный тезис о том, что мол наш доклад на съезде накладывает на УСА какие-то мифические обязательства и ответственность за закон. Что этим докладом мы как бы автоматически получим одобрение закона от УСА, на что она пойти не может. Мы возразили, что об этом речь не идет и вообще не планировалось. Что 20-ти минутный доклад предполагает не более чем только общее и предварительное ознакомление с концепцией закона, а не его подробное изложение и обсуждение. Что нам нужен не «одобрямс УСА», а общая оценка его основных концепций. Но это никак не было воспринято президиумом и его предубежденный настрой никак не изменило.

Тогда мы попытались хотя бы на президиуме озвучить тезисы доклада, довести до сознания его членов назначение и цель данного доклада, необходимость закона для дальнейшего развития спелеологии в быстро меняющихся общественных отношениях. Но это просто не воспринимались присутствующими и отвергались с порога, без обсуждения и какой-либо существенной аргументации.

Возникло стойкое ощущение, что нас воспринимают если и не как врагов, то уж точно как «persona non grata», как чужаков, залезших в монастырь со своим уставом. Стиль поведения, вопросов и реплик со стороны присутствующих на собрании был весьма агрессивный. Настолько, что чтобы сбить эту волну, был вынужден спросить: «Я, что, с кем-то из вас поссорился? С кем-то поругался или сделал пакость? В чем дело?» Не помогло. Ответа не последовало. А нападки на нас и саму возможность доклада про проект закона продолжались.

Далее основное возражение верхушки УСА против нашего доклада свелось к одному – «Мы предварительно не знаем, о чем вы будете говорить. А поэтом допустить выступление не можем». Как выяснилось, из присутствующих никто проект СпелеоЗакона не читал. А поэтому допустить доклад о нем не могут. Оригинально! Мое возражение, что доклад уже 2 года в открытом доступе и все, кто хотел, могли с ним ознакомиться, было просто проигнорировано. Вот уж воистину сакраментальное: «Произведение автора не читал, но выступаю против».

Разговор стал напоминать беседу глухого с немым. По общей наэлектризованности атмосферы на президиуме и нервозности его членов создалось стойкое впечатление, что они что-то не договаривают, не решаются сказать прямо или просто напуганы. Понятно, что не мной лично. Скорее всего самим фактом, что СпелеоЗакон разработан без УСА и вне УСА, а также тем, что, не дай Боже, об наличии такого проекта и его сути узнают рядовые участники съезда.

Разговор пошел по кругу. Еще сам не очень веря в то, к чему все это сборище и к чему идет дело, я наконец прямо спросил: «Так что вы хотите? Не разрешить мне выступить перед собравшимися на съезде спелеологами?». Оказывается – ДА!!!. И тут мне вручили бумагу, которую с самого начала мусолил в руках Куприч.
Прочитав ее (см. Прилож. №4), мы оторопели. От выступления на съезде УСА мы ждали чего угодно – от массы правок до суровой, пусть разгромной, но содержательной критики. Но никак не того, что нам вручат ЗАПРЕТ НА ОЗНАКОМЛЕНИЕ СПЕЛЕОЛОГОВ С ПРОЕКТОМ ЗАКОНА, А НАС – С ИХ МНЕНИЕМ.

Приложение 4

Что это, как не проявление тоталитарной секты, отрыжки совковой цензуры и мракобесия? Это такая принципиальная политика и кредо деятельности верхушки УСА?
Ситуация накалялась и в воздухе явно повеяло затхлым душком совковой цензуры. Чем не реинкарнация в УСА методов печально знаменитого главного идеолога/инквизитора СССР – М.Суслова и его идеологического отдела ЦК КПСС. Его лозунг: «Я всегда сам наперед определяю, что люди завтра прочтут в «Правде». По его стопам пошло и руководство УСА.

При этом цензорский запрет, уникальный для сегодняшнего дня, был прикрыт УСА флером оригинального названия сей бумаги – «Обращение»!? С каких это пор запрет на свободу мнений и письменное уведомление о недержании своего слова и не соблюдении УСА своих договоренностей стал «обращением»??? Обращение к чему? К своей чести? К своему самоуважению?

Вся суть сего опуса свелась к «уникальному предложению» – созданию специальной экспертной (!) комиссии УСА с благословения и под патронатом которой только и можно будет дальше заниматься СпелеоЗаконом. Для этого, к нам было выдвинуто требование (!) предоставить в УСА «на блюдечке с голубой каемочкой» текст доклада в письменном виде! И это в век Интернета? Иначе ознакомиться с СпелЗаконом они видите ли не соизволят.

Фактически это нельзя расценить иначе, как завуалированное желание присвоить чужой труд для дальнейшего его представления уже под маркой и от имени УСА.
При этом, не удосужившись прочитать закон за 2 года, они взяли на себя обязательство изучить его за 3 недели. И это обязательство они тоже не выполнили, что уже не удивительно. Прошло уже не 3 недели, а 3 месяца, а «воз и ныне там». Как говориться, ни ответа, ни привета…

Поэтому мы вынуждены сами осветить данный вопиющий случай, чтобы в дальнейшем избежать инсинуаций о формировании нами СпелеоЗакона без попыток ознакомить с ним УСА.
Тот, кто выдвинул эту «уникальную» идею о запрете доклада о СпелеоЗаконе и продавил ее через президиум УСА, оказал ему и участникам съезда медвежью услугу. Очевидно, что этот «кто-то» действовал явно не от большого ума, а от мелкого интриганства и личных амбиций, желания вбить клин между нами. Надо признать – ему это удалось.

Удивительно другое: как на эту глупость и явную провокацию в отношениях ЗУРСГС и УСА повелись реальные и серьезные спелеологи – члены президиума УСА? Затмение нашло? Если мните себя «великими» в спелеологии – то соответствуйте этому, а не занимайтесь детскими играми в песочнице.

Безусловно, это право каждой организации определять кто будет выступать на ее съезде. Но произошедшее – совсем не тот случай, т.к. данное выступление было предварительно согласовано. Причем на самом высоком уровне – президентов ЗУРСГС (Максимов) и УСА (Куприч). О чем свидетельствуют приведенные скриншоты переписки (Прилож. №1, №2).

Обращаем внимание на два принципиальных для оценки случившегося момента. Первый, это то, что в первоначальном перечне спелеочтений на съезде доклад по СпелеоЗакону значился. Но затем он таинственным образом исчез с сайта УСА. А о самом инциденте, как и о специальном (!) заседании президиума УСА, в отчете о съезде (CML#16822) стыдливо умолчали. Что, «рыльце в пушку»?

Второй момент – дата этого опуса: 13.10.17 (а готовилось оно наверняка еще раньше). Выходит, о принятом запрете доклад было известно, как минимум, уже в тот день, когда 13.10.17 Максимов Б. и Веников Д. предварительно заехали на базу съезда и подтвердили участие. Тем не менее, ни Куприч, никто другой, даже словом не обмолвились о том, что нас не ждут и что мы приехали зря. Ничего нам не сказали и на следующий день, 14.10.2017, – ни с утра, ни тогда, когда мы в обед уже приехали с базы ЗУРСГС на съезд для выступления. Еще раньше, в телефонном разговоре со мной перед самим выездом на Подолье, о намерении запрета нашего доклада умолчал и Куприч. Почему?

Зачем было заставлять убеленных сединами спелеологов ехать за сотни километров, попусту тратить свое время, силы и средства? У нас нашлось чем бы заняться более полезным, чем метать бисер … и нарываться на утонченное хамство. Вывод очевиден – хотели публично унизить, повозить мордой по столу, показать величие верхушки УСА, подчеркнуть, что без ее «высочайшего соизволения» и ее «экспертной комиссии» ничего в украинской спелеологии делать нельзя. А как еще иначе это все можно воспринимать? Все остальные объяснения – профанация и деланье хорошей мины при плохой игре. Но в результате таким поведением президиум УСА унизил только сам себя.

Ведь у УСА было достаточно времени и возможности чтобы цивилизовано и предварительно известить об отмене договоренностей (если доклад уж так их припек). Но у членов президиума УСА не хватило ни минимального самоуважения, ни элементарной воспитанности даже на то, чтобы хотя бы извинится после всего, что случилось. Их хватило только на то, чтобы в официальном отчете о съезде УСА (CML #16822) просто трусливо умолчать о произошедшем. Не было ничего, и все! У приличных людей как это называется?

Значит для УСА все произошедшее – это нормально. Это четко показывает фактический стиль поведения и отношения его предыдущего руководства ко всем, кто не в УСА. Принцип один и не нов: «кто не с нами – тот против нас!». И никаким флером красивого словоблудия его не прикрыть.
Некрасиво, господа!

Характерно, что это далеко не первый случай неприличного, мягко скажем, поведения руководства УСА по отношению к ЗУРСГС – см. CML #13751, CML#13905, CML#13758 об участии УСА в рейдерском захвате Джуринской. Похоже ссориться и портить отношения с другими организациями становиться «фирменным» стилем и привычным для УСА. Подтверждение тому – предыдущий конфликт УСА с Кейвекс (CML № 8943) и свежий – с Самохиным и его командой (CML №16506, 16505 и другие).

Кстати, последний конфликт как раз и есть, по нашему мнению, прямое следствие отсутствия в законодательстве предлагаемого спелеологического закона. Который бы четко регламентировал подобные ситуации. Который позволил бы УСА отстаивать свои права опираясь на букву Закона, а не вступать в бесполезные пререкания. От чего УСА сама и пострадала, потеряв кадастр пещер Крыма да всей Украины. Но выводов не сделала и поддержать СпелеоЗакон отказалась. Вместо этого опять спровоцировала новый конфликт с СК «Циклоп» и ЗУРСГС.

Нами была протянута УСА рука дружбы и сотрудничества, а она грубо плюнула в нее. И после этого руководство УСА будет и дальше твердить про вражду к ней со стороны СК «Циклоп» и ЗУРСГС? А в чем эта вражда проявляется?

В том, что мы предложили проект, над которым могли бы совместно работать и продвигать? Проект, работа над которым как раз способствовала бы сближению УСА и ЗУРСГС. Проект, который стратегически важен для украинской спелеологии и является общим для интересов каждого спелеолога, независимо от его организационной принадлежности.
Вопрос: что, защита интересов спелеологов на государственном уровне – это все УСА не надо? Похоже, что так…

Если для УСА проект разработки Закона о спелеологии ничто по сравнению с ее проектом «недели украинской спелеологии на Подоле» (вдуматься только – аж целой недели !!!) то, как говориться, без комментариев. А что, в остальные 50 недель для УСА нет даже одной недели для совместной работы над проектом СпелеоЗакона?!

Зато мания величия и уровень амбиций отдельных руководителей УСА задраны до таких высот, что они не чувствует земли под ногами и никого вокруг кроме себя, любимых, не замечают.
И это в то время, когда к проекту СпелеоЗакона проявили интерес, признали его актуальность и запросили его текст видные представители спелеологического движения Болгарии (А.Жалов) и России (Москва – Бурмак И.Н., АСУ, Пермь – Евдокимов С.), а также целый ряд других спелеологов (Пильский А., E.Snetkov, Удовиченко В., Грачев А. и др.).

Только вот УСА, позиционирующей себя как «всеукраинская» организация, данный проект СпелеоЗакона оказался не нужен и не интересен. Настолько, что верховоды УСА даже не захотели с ним ни сами ознакомится, ни допустить ознакомления с ним рядовых членов УСА.

Вместо этого под видом аврально собранного президиума УСА устроили, по сути, коллективный допрос и судилище над представителями ЗУРСГС и СК «Циклоп». Как же так, подумать только (!), представленный проект Закона разработан не в недрах УСА и без ее «высочайшего благословления». А поэтому – «Ату его! Ату…». Вот уже воистину: «Нет Бога в спелеологии, кроме УСА, и Президиум УСА – пророк Его!». Когда-то уже это было (CML #13905). А теперь опять повторяется?

Хотелось бы напомнить верховодам УСА, что «любая вещь, доведенная до абсолюта, превращается в абсурд»! А в данном случае еще и в элементарное хамство и маразм. А как иначе это назвать?
Грустно, что нужная для спелеологов организация УСА, благодаря «заботам» ее руководства скатилась до уровня ниже плинтуса. До уровня конторы озабоченной раздачей «всеземных спелеопремий», конкурсами детских рисунков (самих по себе – может и нужных, но вторичных, дел), а теперь еще и выдачей «высочайших соизволений». А где место масштабным, нацеленным на долгосрочную перспективу проектам, на решение задач, стоящих перед спелеологическим движением в целом?

Включение нас в «черный список» не допущенных к общению с участниками съезда УСА – это лучшее доказательство правильности нашего пути со стороны таких как Куприч и верхушка УСА. Какие люди – такие и решения. Как следствие, простые люди – примитивные решения. А святая простота, как известно, хуже воровства.

Все изложенное не касается рядовых членов УСА, делающих свое спелеологическое дело независимо от политиканства, личных амбиций и хотелок верхушки УСА. Жаль, что их лишают общения с другими спелео-организациями, знакомства с их работой и надевают на них шоры.

Но еще хуже то, что такое отношение УСА к СпелеоЗакону лишает их в будущем возможности защитить результаты своих спелеологических достижений. А ведь первый звоночек уже прозвенел – в ситуации с кадастром. А вот прозвенел и ВТОРОЙ – про грядущие проблемы со свободным проходом по земле к пещерам. Дикость конечно, но тенденция показательна…

Надеемся, что избрание нового президента УСА пойдет ей на пользу и она займет более конструктивную позицию в стратегических для развития спелеологии вопросах, в налаживании нормального взаимодействия со всеми спелеологами Украины.

Цель у нас всех одна, а пещер на Подолье и места под землей всем хватит!
Мы и дальше будем продвигать СпелеоЗакон. К сожалению, и не по нашей вине, без учета мнения УСА. Если предыдущее руководство УСА думала остановить этот процесс, то глубоко ошибалась. Не нами и не сегодня было сказано: «Собаки лают, караван идет!».

Не надо рассматривать изложенное как проявление личной обиды. Нам как раз было не обидно, а наоборот – смешно. А вот за нужное и общее для спелеологии дело действительно обидно.
N.B.! Контрольный экземпляр СпелеоЗакона, выложенного в открытом доступе, юридически зафиксирован и защищен законом об авторском праве. Поэтому перед созданием УСА своего варианта закона советуем ознакомится с возможностями последних программных средств выявления плагиата и установленной законодательством ответственностью за него.

Всем спелеологам успехов и прорывов в Новом 2018 Году!

Веников Дмитрий,
руководитель проекта «СпелоЗакон»,
член Совета старейшин СК «Циклоп»,
в спелеологии с 1967г.